Возможность ограниченная временем

Это наша жизнь

Жоржи

декабря 30, 2013

Его звали Георгий или по-португальски Жоржи, я познакомился с
ним в Бразилии. Жоржи жил в маленьком городке, основанном немецкими иммигрантами во второй половине 19 века.
Георгий родился в 1918 году в Петрограде.
Хотя Жоржи всю сознателную жизнь прожил вне России, он довольно неплохо говорил по-русски и считал себя русским.
Времена были суровые, и семья в 1920 году эмигрировала в Германию или спасаясь от красного террора, или просто в поисках лучшей жизни.
Европа была переполнена беженцами из России, в двадцатые годы семья получила нансеновские паспорта.
Когда в 1933 году к власти пришли нацисты, Жоржи было 15 лет, он имел арийскую внешность и немецский был его вторым родным языком, а может быть и первым, в принципе большинство детей иммигрантов владеет лучше языком улицы или школы, чем языком, на которым говорят родители.

Родителям Жожри как-то удавалось вести переписку с родственниками в Советский России, некоторые из которых занимали относительно высокие должности. Жожри показывал мне эти письма и фотографии. Все это было обход официальной почты.

Особой дискриминации но отношению к русским иммигрантам в Германии не было, Жоржи продолжал учиться в школе и планировал поступить в университет, хотя когда он хотел вступить в гитлерюгенд, его не приняли.
После окончания школы продолжить образование не удалось, он планировал стать биологом или агрономом,
но материальное положение семьи заставило его пойти работать. Он работал шофером в маленькой транспортной компании, которой владел его отец.

С началом войны появилось много заказов от вермахта и даже от хозяйственной службы СС. Случалось доставлять грузы даже в концлагеря. Как правило, в сам лагерь его не пускали, забирали машину, а потом возвращали, иногда обычно пустую, а иногда с каким-то другим грузом, что там было Жоржи не знал, ящики были запломбированы, а в сопроводительных документах тоже ничего конкретного. Хотя несколько раз пришлось въезжать в лагерь в сопровождении орханы. Однажды эсесовец даже пошутил: “A хочешь остаться здесь? Будешь жить на всем готовом?”.

Бывали и “дальнобойные” рейсы: в Польшу и Западную Украину. Такие поездки были небезопасны, старался передвигаться только днем.

Когда война закончилась Жожри оказался в Американской зоне, подрядился на работу по расчистке руин разбомбленных зданий. Жожри сколотил бригаду из бывших Советских военпленных, которые не хотели или боялись возврашаться в Советский Союз. Главным в этой бригаде был Гриша, бывший тракторист, а позднее танкист, попавший в плен в 1944 году.

Поначалу Гриша решил вернуться домой, но в Советской зоне, его приняли не очень ласково, не как героя, вернувшегося из вражеского плена. Ему удалось бежать обратно в Американскую зону, возвращаться в лагерь перемещенных лиц он тоже побоялся, т. к. был уже там, и не знал как его там примут.
За год с небольшим немецкого плена, он толком не выучил языка, бродил, приворовывал, что бы выжить.
На Гришино счастье он повстречался в Жожри: пытался поживиться тем, что было в кабине его грузовичка, но был застукан.
Жоржи сразу понял с кам имеет дело и начал говорить с Гришей по-русски.
Эта случайная встреча подружила их на всю оставшуюся жизнью.

Работа по расчистке завалов производилась вручную, мусор должен был грузится на грузовик, и Жоржи отвозил его на свалку.
Однако он проявил предпринимательскую смекалку, его русская бригада сортировала обломки: целый кирпич, балки, уцелевшие двери, Жоржи отвозил в деревню, где обменивал у фермеров на продукты, кормил ими родителей, семью старшей сестры и свою бригаду, и даже кое-что оставалось на продажу.

Когда работы по расчистке руин закончились, Жоржи пристроил Гришу батраком к фермерше-вдове, муж которой пропал без вести на восточном фронте.
У нее было трое детей, фермерское хозяйство, и бывший тракторист Гриша оказался кстати, к тому же работал он практически за даром: за еду, одежду и крышу над головой.
Работал Гриша хорошо: к тому же он был и механик, и плотник. Когда не было работы на ферме, хозяйка отправляла его на время побатрачить к соседям, за что они ей платили, а Гриша не получал с этого ничего.

Мало помалу отношения хозяйки и батрака переросли в нечто другое, и в 1948 году у фермерша родила от Григория дочь, хотя разница в возрасте была солидной Грише в было 28, его хозяйке почти под 40, но по ночам спали они отдельно, обедать за семейный стол его тоже не сажали, видимо женщине просто нужен был мужик на время.

Жоржи продолжал работать в транспортном бизнесе, женился на немке, и начале 50-х у него уже было двое детей: мальчик и девочка.
Иногда в субботу вечером он приезжал на ферму, где жил Гриша попить пива и поболтать. Хозяйка Гриши не была уж таким деспотом, выставляла закуску, иногда и шнапс, и даже изредка присоединялась сама.

Неожиданно в 1952 году хозяйке пришло письмо от вернувшегося из плена солдата, в нем он сообщал, что ее муж жив, и наверное, тоже скоро вернется, через год или два. Вначале хозяйка не поверила, но потом сама решала съездить и переговорить с солдатом лично.
Вернувшийся солдат рассказал, что он и ее муж попали в плен в январе 1942 года. В начале в плену было не очень плохо – в основном работали в деревне в колхозах. Уже во время войны и после окончания в Советском Союзе прошли процессы и казни военных преступников, стали копаться в делах простых пленных фронтовых солдат.
Часть, в которой служили муж хозяйки фермы и вернувшийся солдат обвинили в карательных операциях против мирных жителей – в сожжении деревни под Волоколамском. На самом деле, когда их часть наступала уже от самой границы встречались сожженные деревни, так видимо так отступавшая Красная армия пыталась осложнить положение противника.
Обоим присудили 25 лагерей и оправили в тайгу на лесоповал. Условия там были очень тяжелые, и навряд ли они бы выжили, если пришлось бы работать весь срок – 25 лет. В 1951 году горела тайга, пожар перекинулся на лагерь и поселок, где жила охрана лагеря.
Пленные помогали спасать материальные ценности и в эвакуации поселка. Муж хозяйки, рискуя жизнью вынес на руках беременную
жену начальника лагеря и вывел двух его детей, затем соорудил плот и переплавил семью на другой берег реки, вплавь толкая плот.
Вернувшийся солдат тоже отличился, но потерял на пожаре руку, месяц провел в больнице, и было принято решение отправить его домой как непригодного к работе.
Начальник лагеря не забыл мужа хозяйки, дал ему относительно легкую работу, перевел на положение расконвоированного, а также обещал, что отправит домой при первой возможности.
К тому же Германии канцлер Конрад Аденауэр обещал приложить все усилия, чтобы все военнопленные вернулись на родину.
У хозяйки было двойственное чувство, с одной стороны она была рада, что муж воскрес и скоро вернется, но с другой, как ему объяснить появление дочери. От батрака Гриши надо было избавляться, просто выгнать, было бы не по человечески.

За помощью она обратилась к Жоржи, который привел к ней Гришу. Жоржи отправился с Гришей в комиссию по перемещенным лицам.
Начиналась холодная, и о репатриации в Советский Союз не уже никто не настаивал. Аденауэр по своему сплачивал немецкую нацию,
привлекая в свой аппарат бывших нацистов, так что легализоваться в Германии у Гриши шансов было немного.
Жоржи посоветовал, чтобы Гриша просился в Австралию, но так как у Гриши не было никаких документов, этот вариант не рассматривался.
Грише сказали, такой кандидат, как он, поедет в Южную Америку, скорее всего, в Бразилию или Аргентину, куда сейчас есть квота и набирается этап.
Неожиданно, услышав про Бразилию Жоржи заявил, что тоже хочет туда ехать, определенные причины для этого были: у него не было немецкого гражданства, а у его жены были многочисленные родственники в Бразилии, первая волна переселилась туда еще XIX веке,
а последние поселились там после окончания первой мировой войны, спасаясь от бедственного положения в стране.
Однако чиновник, проверивший документы Жоржи, сказал, что в категорию перемещенных лиц он не попадает, и если и хочет куда-то ехать, то должен решать свой проблемы сам.
Жоржи не успокоился, он отыскал свой старый нансеновский паспорт и пришел снова, на этот раз все было по другому – его включили в число рассматриваемых.
Наконец им назначили день отплытия, примерно через месяц. Жоржи стал срочно распродавать свое имущество, а Гриша переселился в лагерь
перемешенных лиц. Скупая хозяйка выставила его, практически, с голой задницей, дав ему узелок со старым сменным бельем и 50 марок. Примерно за три дня перед отъездом в Гамбург, Грише сказали, что его разыскивают какие-то мужчина и женщина. Гриша вышел на КПП и
увидел хозяйку с каким-то мужиком, седым и без передних зубов. Это был муж хозяйки, вернувшийся из Советского плена.
Он поблагодарил Гришу за то, что он, работая бесплатно, помог его семье в тяжелое послевоенное время, фактически спас его ферму от разорения. Еще он сказал, что Гришину дочь, он воспитает как свою.
На следующий день он приехал еще раз, один без жены, привез чемодан с одеждой и тысячу американских долларов, сказав, что это только малая часть из того, что он заработал.
Наконец наступил день отплытия, в Гамбурге примерно 80 человек погрузили на торговое судно, которое привезло в Германию бананы и отправилось, за новым грузом, семейным выделили каюты или места в трюме, остальные спали на палубе. Был сентябрь и было еще довольно тепло.
В трюме оставалось немного невыгруженных бананов, которые матросы, иногда, раздавали пассажиром, в основном детям. Гриша в первый раз в жизни попробовал банан.

В целом все путешествие было безмятежным, стояла хорошая погода, и в тропических широтах, даже “трюмные” пассажиры предпочитали спать на палубе.
Примерно через 10 дней судно бросило якорь в порту Рио-де-Жанейро. Эмигрантов осмотрел, прибывший на судно врач, и назначил им семидневный каратин, в течение которого им было запрещено покидать корабль. В один из дней этого карантина шустрый Гриша раздобыл канат, спустился в воду и сплавал в город. Целый день он бродил по Рио, а под вечер вернулся на корабль, сообщив, что в целом ему понравилось.

Наконец карантин закончился, иммигранты сошли на берег, иммиграционные чиновники выдали им временные бразильские документы, примерно 100 долларов подъемных на человека в местной валюте, деньги на проезд до места назначения, если таковое было, как у Жожри. Приехали какие-то вербовщики, зазывая ехать в Амазонию и обещавшие золотые горы. Вначале Гриша тоже хотел записаться, но Жожри заявил ему, что берет его с собой.
Вербовщики отобрали 15 человек, молодых, несемейных, и попросили в иммиграции, выдать им проездные до Манауса.

С трудом без языка, но и без особых приключений добрались до южного штата Бразилии – Рио-Гранде-ду-Сул, где жили родственники жены Жоржи. Многочисленные родственники жены Жоржи приняли их прохладно, а двоюродный брат жены Жоржи – Вальтер был вообще настроен враждебно. Эта враждебность не была явно агрессивной, просто чувствовалось, что он способен подгадить при любом удобном случае.

Вальтер приехал в в Бразилию в начале двадцатых вместе с родителями, тогда ему было 12 лет. В тридцатые среди немецких эмигрантов и их потомков стали популярны идеи национал-социализма, и было образовано отделение национал-социалистической партии Германии. Вальтер вступил в партию и в 1935 году решил вернуться в Германию,
партийная организация спонсировала его переезд и снабдила рекомендательными письмами.
В Германии он вступил в СС и дослужился до звания оберштурмфюрера. Принимал участие в польской компании, и до 1941 года жил в Варшаве. После нападения Германии на Советский Союз служил в оккуппированной немцами Белоруссии.
В 1943 году во время карательных операций получил серьезное ранение и четыре месяца лечился в госпитале, после этого
был переведен во Францию в зону Виши. После открытия второго фронта окончательно понял, что война проиграна, и решил дезертировать. Переодевшись в гражданскую одежду, набив карманы деньгами и золотом, нелегально перебрался в Испанию, а оттуда в Португалию. По сохранившимся бразильским документам, хотя и просроченным, вернулся через Аргентину в Бразилию.
Находясь в Португалии, перед самым отплытием отправил письмо своим сослуживцам, предложив помощь в переселении в Латинскую Америку после поражения Германии в войне. В Бразилию вернулся в сентябре 1944 года, и хотя Бразилия в то время уже находилась в состоянии войны с Германией, и многие знали, где Вальтер находился все это время – никто его не тронул.
Честно говоря, он и не скрывал этого, хотя и не афишировал. Поговаривали, что он принимал участие в организации крысиных троп – бегстве нацистов в Латинскую Америку, а также состоял членом организации бывших членов СС – ОДЕССА.


Из-за натянутых отношений с родственниками жены Жоржи решил как можно скорее стать независимым, и на привезенные из Германии деньги купил небольшую ферму. Большого опыта в ведении сельского хозяйства у него не было, но сильно выручал Гриша. Через 4 месяца после покупки фермы случалось несчастье: корова ударила жену Жоржи рогами в живот.
До больницы ее довезти не успели, она скончалась. После похорон, Вальтер обвинил Жоржи в убийстве двоюродной сестры, и его арестовали. Жоржи еще плохо говорил не по-португальски и ему трудно было защищать себя, как от бразильского правосудия, так от тюремных сокамерников,
Гриша остался на ферме один, с детьми Жоржи.

Изредка тайком приходила племянница Вальтера помогать по хозяйству.
продолжение следует

Copyright © www.exodus.su, 2014. All Rights Reserved
 

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*