Возможность ограниченная временем

Это наша жизнь

Как я впервые заработал американские доллары

июня 27, 2020

В Советское время за операции с иностранной валютой можно было загреметь под статью, хотя поднадзорные операции с валютой для советских граждан тоже допускались. Поэтому доллары в нашей семье тоже были, жена привозила из загранкомандировок. Всё это учитывалось в так называемой валютной книжке, иностранные деньги можно было вывозить и там тратить, опять же каждый вывоз и ввоз отмечался таможней в этой самой книжке. В Союзе валюту тратить было нельзя, но можно было обменять на параллельные советские полуденьги или полуталоны, так называемые чеки Внешпосылторга, которые отоваривались в чековых магазинах Березка.
Короче в советское время жена была подконтрольной государству валютчицей, а я был простым рублёвым инженером.




В девяностые все поменялось: многое, что было, когда-то зазорно и даже противозаконно, стало не просто приемлемым, но даже достойным. Открылись так называемые совместные предприятия, валютные обменники, рынки, стали издаваться независимые газеты и журналы. Одной из таких новых газет была англоязычная “The Moscow Times”, которая существует и сейчас, но вроме только в онлайн версии. Позднее появилась еще одна газета “The Moscow Tribune”, ныне уже не существующая. Обе газеты имели секцию Classified (Объявления или категории), одной из таких категорий были размещаемые работодателеми предложения о работе.
Вообще-то свою основную работу, а работал я тогда в компании под названием ВНИИЭМ, которая существует и по ныне, я не собирался, просто искал долларовую подработку. ВНИИЭМ дал мне много как профессионалу, и я не хотел этот опыт терять.
Работников искали как и известные компании так и всякие гастролеры, приехавшие в Россию в поисках легкого бабла, стремящиеся сбыть какое-то барахло на еще ненасыщенном российском рынке. Одной из таких авантюрных контор была так называемая фирма Colve, которая именовала себя австрийской а весь персонал ее составляли латины как понаехавшие так и осевшие в Москве. Заправлял этой фирмой какой-то перуанец по имени Хуан или Пердо, уже не помню. Хуан совсем не говорил по-русски и отвратительно говорил по-английски, группа осевших работников представляла собой испаноговорящих выпускников советских вузов, которые во время учебы в Москве завели тут семьи и не пожелали возвращаться на Кубу, в Эквадор или куда-то там еще. Продавали они всякую привозную дрянь как-то растворимый кофе, жвачку, женские колготки и прочее, что можно было купить на каком-то заграничном сучке по бросовым ценам, в надежде втюхать это в России, предлагая этот товар палаткам и рыночным торгашам.
Реально подобных иностранных коммерсантов рвануло в Россию немало, почти никто не говорил по-русски, но жажда легкой наживы была велика. Все это было непрофессионально и малоинтересно мне, к тому же предлагались какие-то смешные деньги, хотя и в валюте.
Где-то в середине 1993 года по объявлению в Moscow Times я позвонил в компанию AVD (Audio Video Design), на другом конце провода трубу взял мужчина, который не говорил по-русски. Я сказал, звоню по объявлению о работе. Он меня спросил, могу ли я сделать для него расчет энергопотребления офисного здания согласно российским стандартам. В принципе все мы как-то знакомы с электричеством, и по школьной программе, где изучали закон Ома, кроме того в ВУЗе прошлось прослушать курс электротехники. Где-то как-то я считал себя подготовленным для таких работ, хотя конкретно никогда не делал таких расчетов. Тем не менее я ответил, что конечно сделаю.
На следующий день я пришел в офис компании, офис находился на Лубянке, в переулочке за зданием КГБ. Там я познакомился с хозяином, его звали Алан Стюарт, он мне выдал спецификацию по электрооборудованию здания, которое он собирался переделать в офис.
Как я узнал позднее Алан Стюарт был специалистом в создании студий звукозаписи, в Россию его пригласил Александр Шульгин, муж и продюсер певицы Валерии. Планировалось, что фирма Алана получит контракт на поставку и установку акустических систем в Кремлёвском Дворце съездов, но не срослось. И Алан занимался другими проектами, как-то переоборудованием особнячков в старой Москве под офисы.
Опять же подобными работами я никогда не занимался. Выйдя из офиса Алана, я отправился в ГПНТБ, вооружился разными книгами, как-то справочник главного электрика цеха, ГОСТами и прочими мануалами.
К концу дня расчёт был готов, на следующий день я напечатал его на английском языке на компьютере и отвез в офис Алану, за что получил 50 американских долларов, что составляло примерно половину моей месячной зарплаты во ВНИИЭМе.
Это был мой первый не рублевый заработок.
Потом я проработал у Алана несколько месяцев до конца 1993 года, где повстречал множество интересных людей из разных стран мира. Но это совсем другая история, которая наверное должна быть описана отдельно.

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*