Возможность ограниченная временем

Это наша жизнь

MOSAID

августа 23, 2021

В августе этого 2021 года исполнилось 25 лет как я очутился в Канаде. Произошло это 15 августа в аэропорту Мирабель Монреаля, куда я прибыл со статусом Landed Immigrant. Если честно, то Канада мне не понравилась: много ржавых машин на дорогах, люди одетые как попало, пустынные улицы. Ничего подумал я стерпится-слюбится. К тому же хайтековская лихорадка, как я надеялся, даст возможность неплохо заработать.
Первую неделю я прожил у своего знакомого Глеба, который оказался в Канаде примерно лет на 5 ранее и уже имел дом в пригороде Оттавы – Канате, точнее дом был еще не его, а банка, и банку ежемесячно выплачивался мортгейдж или ипотека, как говорят по-русски, но все равно выглядело круто. Потом переехал на съемную квартиру в районе Бейшор. Цены на рент тогда были совсем другими, моя квартирка с двумя спальнями и гостиной стоила всего 680 канадских долларов в месяц (электричество и вода были включены). Сейчас 25 лет спустя подобная квартира обойдется минимум в 2 с половиной раза дороже.

Поиски работы растянулись на 2 месяца упорного труда: рассылка резюме, походы на собеседования и ожидание ответов. Предложений на рынке труда было много, но как-то никто не спешил мне серьезный оффер. Хотя первое предложение поступило на первой неделе от стартапа в подвале хозяина жилого дома, 2 работника + сам хозяин учредитель этой конторы. Предлагалось 65 тысяч канадских долларов в год, что впечатляло. Тогда я не понимал какие налоги мне предстоит платить, кроме того наверняка в конторе не было никаких бенефитов. Положившись на мнение Глеба, который сказал, что у данного стартапа не понятное будущее, я отказался.
После этого наступило затишье на собеседования, я продолжал регулярно ходить, но на работу никто не звал. Часто задавали вопрос: “А есть ли у вас североамериканский опыт работы?”. Подобного опыта не было, по совету Глеба я говорил, что работал краткосрочно дистанционно на какие-то мелкие компании, особого впечатления это, на мой взгляд, не производило.
Глеб и еще один американский приятель Игорь, с которыми я зарабатывал какие-то деньги в нашем компьютерном кооперативе в Москве, выдали мне рекомендательные хвалебные письма-референсы. На то время Глеб и Игорь трудились по контракту в компании IBM, но их попытки пристроить меня туда не увенчались успехом.
Примерно месяца через полтора я получил оффер от небольшой компании KOM Networks (компания существует и по сей день). Предлагаемая зарплата составляла всего 35 тысяч канадских долларов в год, что было тем временам нижним уровнем в диапазоне зарплат в АйТи, и я отказался.
Ровно через 2 месяца после приезда в Канаду я получил сразу 2 предложения от компаний AIT (Advance Information Technologies) и MOSAID Technologies. Я выбрал MOSAID. Компания имела 3 подразделения: ATE (Automated Test Equipment), полупроводниковое и патентное, последние подразделение позднее и развалило компанию, но об этом ниже. Стартовая зарплата составляла 50 тысяч канадских долларов в год плюс пакет хороших бенефитов, кроме того компания делала отчисления в RRSP (индивидуальный пенсионный план, аналог американского 401K), льготные или бесплатные опционы на акции MOSAID’а, льготы на покупку собственного компьютерного оборудования, позднее добавилась льгота на оплату собственного интернета для доступа в локальную сеть фирмы через VPN.
Я работал в подразделении ATE, мы разрабатывали тестеры для микросхем памяти, среди клиентов было множество известных компаний в частности Panasonic, Samsung, Infineon и другие.
Эта моя “юбилейная” визитка с микросхемой используемой тестером марки MS5205:MOSAID business card
Зарплата в компании росла быстро, примерно через 8 месяцев произошло первое повышение, в результате чего годовая зарплата выросла до 58 тысяч. За 10 с половиной лет моего пребывания в MOSAID’е моё жалование удвоилось.
Но ничто не вечно, в 2007 году компания сменила профиль деятельности, полупроводниковое и ATE подразделения были ликвидированы. Сотрудники этих прибыльных подразделений любо были перепроданы в другие компании, либо оказались на улице.
MOSAID попросту отжали и началось это с судебного процесса над компанией Samsung. В сентябре 2001 года MOSAID подал в суд на Samsung за нарушение семи его патентов. Судебная тяжба растянулась на несколько лет, юридические издержки MOSAID’а составили более 100 тысяч долларов США , Samsung упорствовал и не хотел признать что, нарушал патентные права MOSAID’а. В то же время Samsung продолжал покупать тестеры MOSAID’а, видимо за отсутствием достойных аналогов на рынке. В январе 2005 года Samsung и MOSAID пришли к соглашению, по которому Samsung признал, что использовал патенты незаконно и был готов выплатить MOSAID’у солидные отступные. Более подробно этот процесс представлен здесь. Доход MOSAID’а увеличился на 60 миллионов долларов США, что превышало среднюю выручку компании за предыдущие годы.
Одновременно MOSAID начинает новые судебные процессы о незаконном использовании его патентов против IBM, Infineon’а и других компаний. При этом прогнозы этих судебных разбирательств однозначно указывали на успех истца.
Накопленный портфель патентов позволял извлекать солидную прибыль без участия отделов разработчиков, которые составляли примерно 80% численности персонала компании.
Развал MOSAID’а был инициирован изнутри, часть акционеров компании возглавляемая хедж-фондом Loeb Partners Corporation из Нью-Йорка, направила письмо совету директоров MOSAID Technologies Inc., предлагающее распродать компанию по частям, оставив только патентный отдел. При этом Loeb Partners владел только шестью процентами акций MOSAID’а, но агитация среди инвесторов дополняемая прогнозами поднять цену акций и извлечь прибыль из подобной реструктуризации оказалась успешной. Весной 2007 года все подразделения MOSAID’а кроме патентного были проданы. Отдел ATE, насчитывавший порядка 50 человек, был куплен американской компанией Teradyne за 20 миллионов долларов США, при этом Teradyne брал на работу только 15 сотрудников бывшего ATE отдела MOSAID’а, остальные примерно 35 человек были уволены.
В числе получивших место в американской компании оказался и я.
MOSAID business card
Проработал я в новой компании всего год, после я и еще 7 человек были уволены, оставшиеся также были постепенно уволены в течение следующего года. Всем были выплачены довольно неплохие выходные пособия, я получил оплату за 10 месяцев. Сейчас оглядываясь назад я не могу понять с какой целью Teradyne купил нас, платил зарплату целый год, а некоторым и больше, и в конце концов уволил всех с выходным пособием. Возможно это было продиктовано желанием разобщить группу разработчиков ATE и не допустить их переход к конкуренту.
Что стало с MOSAID’ом точнее с его остатками. Компания с таким названием существует и по сей день и занимается монетизацией патентов, численность компании небольшая – около 30 человек. Акции MOSAID’а больше не торгуются на бирже, с 2011 года MOSAID частная компания.
Небольшое число сотрудников осталось работать в ATE бизнесе, основав новые компании – это EPMTest и DA-Integrated.

PS
После MOSAID’a я сменил не сколько мест работы. На последнем месте пока работаю более 8 лет, не знаю на долго ли – возраст. Что касается Канады – стрепелось, но не полюбилось, до сих пор не чувствую, что Канада стала мне домом.

Ваш адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*